Наш опрос

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, МОЖНО ЛИ НА ОСНОВЕ ИСТОРИЧЕСКОГО КИНО СОСТАВИТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ?
Всего ответов: 1899


НА ГЛАВНУЮ


НОВОСТИ САЙТА


Смотрите на Экранах Страны


ТРЕЙЛЕРЫ


РЕЦЕНЗИИ


НОВЫЕ РЕЛИЗЫ


ЗАРУБЕЖНЫЕ

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ

СЕРИАЛЫ

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ


Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

widgeo.net
РЕКЛАМА
OZON.ru
Первое торрент телевидение




Среда, 19.06.2019, 17:41
Приветствую Вас Гость | RSS
ИСТОРИЧЕСКОЕ КИНО
Главная | Регистрация | Вход
Главная » 2012 » Октябрь » 13 » "Жизнь и судьба": Премьера на канале "Россия 1"
07:17
"Жизнь и судьба": Премьера на канале "Россия 1"

14 октября 2012 года на телеканале "Россия 1" – главная премьера сезона: на экраны выходит многосерийная лента режиссера Сергея Урсуляка "Жизнь и судьба" по одноименному роману Василия Гроссмана.

По роману Василия Гроссмана "Жизнь и судьба". Сюжет разворачивается в 1942–1943 годы, в период обороны Сталинграда. Еврей Виктор Штрум – талантливый физик-ядерщик, работающий в одном из институтов страны над созданием атомной бомбы. В это время близкие Штрума погибают в гитлеровских лагерях и застенках НКВД, на него самого начинаются гонения. Изобретателя может спасти только его научное детище, которым заинтересовался сам Сталин. Государству нужно такое мощное оружие, как атомная бомба. Ученому предстоит сделать выбор: остаться верным науке и работать на «вождя нации» или отказаться от своего призвания и быть уничтоженным.

Режиссер: Сергей Урсуляк

Сценарист: Эдуард Володарский

Оператор: Михаил Суслов

Композитор: Василий Тонковидов

Продюсеры: Евгений Попов (IV), Мария Ушакова

Производство: Канал «Россия», Студия "Дед Мороз"

Год: 2012

Премьера: 14 октября 2012 (Россия-1)

Cерий: 12

Актеры: Сергей Маковецкий, Александр Балуев, Сергей Пускепалис, Лика Нифонтова, Анна Михалкова, Евгений Дятлов, Полина Агуреева, Виктор Яковлев, Никита Тезин, Нина Антюхова, Дмитрий Родонов, Анастасия Фурса, Константин Тополага, Александр Бочаров (II), Илья Мозговой, Владимир Жарков, Александр Никольский (II), Юрий Яковлев-Суханов, Иван Лапин, Вячеслав Шихалеев, Вера Панфилова, Владимир Терещенко, Андрей Крыжний, Юрий Грубник, Алексей Медведев, Павел Попов (II), Софья Райзман

ТРЕЙЛЕР







Книга, признанная самым правдивым романом о Великой Отечественной войне, создавалась десять лет. В 1960 году КГБ изъял роман у автора, и всю оставшуюся жизнь Василий Гроссман посвятил безуспешной борьбе за освобождение своего произведения, которое он справедливо считал главным делом всей своей творческой жизни.

Чудом сохранившийся экземпляр впервые был опубликован в Швейцарии в 1980-м году. В России роман увидел свет только в 1988-м. Осенью 2011-го года радиовещательная корпорация Би-би-си создала по роману "Жизнь и судьба" 13-серийный радиоспектакль, благодаря которому роман возглавил список бестселлеров в Великобритании. "Лучшим русским романом XX века" назвал роман "Жизнь и судьба" Энтони Бивор, писатель и историк, переведший на английский язык военные дневники Василия Гроссмана.

"Предложение канала "Россия 1" экранизировать "арестованную книгу" Василия Гроссмана сегодня можно расценивать как подарок судьбы. То, что один из крупнейших каналов страны захотел привлечь внимание зрителей к серьезной и настоящей литературе, значительной и объемной теме – знак перемен, которых в обществе многие ждут так же, как в перестроечные годы ждали публикации в России романа Гроссмана", — считает режиссер фильма Сергей Урсуляк.

"Жизнь и судьба" – портрет эпохи, главным событием которой стала война. Это книга о людях, которым выпало жить в то время, когда врагов хватало и внутри страны, и за ее пределами, когда во имя Победы можно было поступиться всем и вся. И всё же каждый был волен выбирать – жизнь, полную компромиссов, или судьбу, дарующую драгоценную внутреннюю свободу. Эпоха 40-х годов прошлого века оставила новым поколениям вопросы, которые и в жизни, и в судьбе не зависят от времени. Человеческая совесть идеологическим ревизиям не подлежит. Об этом в первую очередь фильм, который выходит на канале "Россия".

В картине снимались звезды отечественного кинематографа: Сергей Маковецкий (в роли физика Штрума), Александр Балуев (в роли политработника Крымова), Полина Агуреева (в роли Жени Шапошниковой), Анна Михалкова (в роли Марии Ивановны), Евгений Дятлов (в роли Новикова), Сергей Пускепалис (в роли Грекова).



Главная идея фильма – противостояние свободы насилию. Советский народ ведет войну с фашизмом за свободу Родины. Сталинград – с одной стороны, сердце этой свободы, с другой – "заложник" эпохи Сталина, которая всем своим существом свободе враждебна. Эта двойственность подчеркивает трагедию народа, которому приходится вести войну на два фронта. Во главе народа-освободителя – тиран и преступник, который видел в победе страны свою победу, победу собственной власти.

Александр Балуев, исполнитель роли Крымова : "Хорошая литература – большая редкость. Именно это заставило меня согласиться на эту работу".

Сергей Маковецкий, исполнитель роли Штрума: "Письмо матери, которое читает Штрум. Это невероятно. Это съемки, которые всю душу перевернули".

Сергей Урсуляк, режиссер: "Мы старались быть правдивыми в локальном изображении войны. Более правдивыми, чем, скажем, в "Ликвидации" или "Исаеве". Там я мог позволить себе некоторые вольности, здесь — нет".

Сергей Урсуляк: "Я хочу, чтобы была сильная эмоция".

Под Ярославлем выстроены декорации разрушенного Сталинграда: блиндажи, городские улицы, знаменитый дом Павлова (в фильме – дом Грекова). Около блиндажей мы и поговорили с режиссером Сергеем Урсуляком о кино вообще и о фильме "Жизнь и судьба" в частности.

- Что сейчас происходит на съемочной площадке?

- Вы попали в тот момент, когда мы снимаем эпизоды Сталинградской битвы. Бои, перестрелки и взрывы. Эта довольно значительная часть сценария посвящена непосредственно боевым действиям. Конечно, это не выстрелы ради выстрелов, не беготня ради беготни. Это судьбы героев Крымова, Грекова, Толи Штрума, которые вписаны в перипетии Сталинградской битвы. Отсняли мы уже достаточно большую часть. Сцены в эвакуации, сцены в Москве – все это уже сделано. Вот сейчас осталась эта тяжелая военная часть.

- Раз большая часть отснята, вам, наверное, уже понятно, как это будет, как это получилось?

- Нет, конечно же нет. Я могу вам сказать совершенно беззастенчиво, что есть очень хорошо сыгранные сцены. Замечательно сыгранные актерские сцены: Маковецкий, Нифонтова, Дятлов, Балуев. Я не могу сказать, что получилось, что не получилось. Но хороших вещей было много.

Мы работаем абсолютно кинематографическим способом. Вы не увидите никакого снижения планки в работе, но это мы делаем для телевидения. И вечером у телевизора соберется довольно большое количество людей, по-разному образованных, в разном настроении, в разном расположении духа и в разном желании смотреть то, что ему покажут. А эта картина, к сожалению, или к счастью, потребует включения.

- Будем считать, что к счастью. А насколько своевременно появление такой картины вот сейчас?

- Актуальность этой вещи сейчас не та, какой была 20 лет назад. Сейчас нет никакой доблести и новизны ни в обличении сталинизма, ни в борьбе с советской властью. Поэтому мне кажется, что на первый план должны выходить другие вещи. Я имею в виду судьбы людей. Просто в сегодняшнем кино, да и вообще в сегодняшней жизни, не хватает внимания к человеку. Внимания к его повседневной, не криминальной жизни. Полной чувств, драматичного выбора, нормальной человеческой жизни. А не какие-то такие вот всполохи: меня ограбили, я был свидетелем убийства, я попал в падающий самолет! Нет, наша картина не про это. Именно поэтому она требует подключения. Для этого зритель должен сначала поверить в то, что мы рассказываем по-настоящему, всерьез.

- О чем же все-таки картина? Ведь не о войне, не о Сталине… Что такое "Жизнь и судьба" для вас?

- Наши разные судьбы складываются в нашу общую судьбу. Вот мы все вот та самая земля, из которой мы все произрастаем. Для меня понятие жизни и судьбы – в этом. И мы можем быть какими угодно разными, но судьба у нас одна, вот как река Волга, в которую все мы как-то вливаемся. И это вот наша родина и есть.

- У вас были трудные съемки? Как соотносится с вашей судьбой, как влияет на вас этот фильм?

- Во-первых, я прошел через сомнение в связи с постановкой этого фильма. Во-первых. Во-вторых, я пожалуй никогда так много не работал над сценарием и над первоначальным текстом. В-третьих, я никогда не снимал такой тяжести просто вещь. И в этом смысле для меня это большого сопротивления вещь.

Но те, кто занимается тем, что принято называть искусством, те, кто имеет право или возможность обращаться к широкой аудитории– мы не должны тратить эту возможность на то, чтобы делать людей хуже, чем они есть. Я не хочу преувеличивать свое значение ни в отечественной культуре, ни вообще. Но мне кажется, что на нас некая миссия все-таки возложена, поскольку нам Господь дал способности какие-то к этому труду. Мы должны их прилагать на то, чтобы делать человека лучше, как это ни пафосно звучит. Тот же Пушкин, которого мы так любим цитировать, который сказал: "И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал". Мы обычно говорим, что "чувства добрые я ЛИРОЙ пробуждал", как будто лира главная. А на самом деле главное – что чувства добрые, мы должны пробуждать в людях добрые чувства. Чувство любви к своей Родине – это доброе чувство. Чувство общности нашей – это доброе чувство. Вообще любовь к вымышленному персонажу, сострадание к нему – это доброе чувство. Вот в чем задача нашей работы. Называйте это искусством, называйте это чем угодно. Мы должны смягчать нравы. У нас просто сегодня нет другой задачи.

Поэтому меня просто убивают многие вещи, которые как будто делаются специально для того, чтобы человек почувствовал свое оправдание в том, что он живет не так. Это невозможно, понимаете? На моей стороне вся русская литература, весь советский кинематограф. И вся советская литература. А там были, слава Богу, не чета нынешним люди. Я к ним присоединяюсь. И по мере возможности буду стараться это делать – пробуждать добрые чувства.

Добрые – это не значит умиленно дебильные. Патриотизм, который сейчас замусолен донельзя, мы же его воспринимаем только как победу наших над ненашими. А патриотическое кино – это ведь кино, в котором мы просто любим тех людей, о которых нам рассказали. Это мы так воспринимаем, что патриотическое кино мы должны снимать обязательно про Жукова, Кутузова, Чапаева. А на самом деле фильм "Бриллиантовая рука" – это патриотическое кино. Потому что мы любим этих людей. А стало быть любим эту страну. Вот и вся задача. И "Москва слезам не верит" – это патриотическое кино, потому что мы узнали новых людей и полюбили их. Вот и вся история.

- А вы полюбили своих героев?

- Да. Одних чуть больше, чуть меньше. Мне сложнее с Штрумом, Людмилой. Я их понимаю. Но не знаю, мог бы я с ними дружить или жить совместно. Несмотря на то, что Людмилу играет моя жена, да. Крымов? Я его понимаю очень хорошо, я очень хорошо знаю этих людей. Я сам был таким, понимаете. Это увлечение, как сказать, вера во что-то, которая вдруг перестает быть твоей, когда ты теряешь веру…

- Чего вы добиваетесь в смысле выразительности?

- Я бы хотел, чтобы была сильная эмоция. Я бы хотел. Не все время. Но в каких-то пиковых местах я бы хотел, чтобы была сильная эмоция. Но до этого нужно дорасти и дожить. Ее нужно набрать. Для этого нужно посмотреть что-то, чтобы в результате ты мог сопереживать этой женщине, потерявшей сына. По-настоящему. Плюс телевизионного кино – то, что ты обращаешься к огромной аудитории. Минус – то, что аудитории ты можешь быть на хрен не нужен. Это минус.



Александр Балуев: "Я отвык от такой драматургии и такой режиссуры"

Александр Балуев ответил на наши вопросы после съемки очередного дубля. Его герой, комиссар Крымов, пробегал под обстрелом с криком: "Где блиндаж Батюка?!" Офицерская шинель 40-х годов сидит на Александре как влитая. Балуеву часто приходилось играть боевых командиров. Но к фильму "Жизнь и судьба" у Александра отношение особое…

- Хорошая литература, прежде всего. Это вообще очень большая редкость.

Я уже отвык от такой драматургии и такого подхода режиссера к тому, что снимается. Мне было - во всяком случае, в первой половине, - мне было очень просто. Так и режиссером, и автором, прежде всего, так это прописано, что тебе не надо ничего играть – тебе только надо понять, где ты, в каких обстоятельствах, и что с этим делать.

А здесь – война. Она все равно ломает людей, она проявляет какие-то скрытые, может быть, никогда не проявлявшиеся раньше черты характера.

Война же страшна даже не самими событиями, даже не смертями, потому что это подразумевается, а война - что делает с душами людей, как их корежит… Вот в этом и есть тот самый интерес, который меня привлек к этой истории.

Может быть, поэтому я и снимаюсь в этих военных картинах, не пропагандируя это, а пытаюсь донести, что самое чудовищное, что может быть на свете – это война.

Я надеюсь, что этот фильм не пройдет незамеченным для людей, которые будут его смотреть. Мой рейтинг простой – если люди подходят и говорят: вот, мы посмотрели кино... Если у них есть потребность думать, говорить об этом кино - это для меня является подтверждением, что работали не зря.

Евгений Дятлов: "Это было с нашей страной, это было с нами"

В многосерийном фильме "Жизнь и судьба" Евгений Дятлов сыграл полковника Новикова. Актер рассказывает о своем герое, о том, как он сам видит то время, и о том, как надо снимать кино о войне.

- В фильме "Жизнь и судьба" у вас – одна из главных ролей. Расскажите о своем герое.

- Петр Павлович Новиков, полковник, командующий танковым корпусом, видимо, с раннего возраста принял решение жестко – быть военным. И после этого никогда не испытывал колебаний по поводу своего решения. А это значит: в первую очередь брать ответственность на себя.
Для него военный – это защитник жизни. Все, больше у него вопросов никаких не возникает. Он не рефлексирующий интеллигент.

- Тем не менее, даже такой цельный человек, как полковник Новиков, теряет голову от любви…

- О, ну здесь слов не хватит, чтобы объяснить, что происходит с Новиковым, когда он видит Женю Шапошникову (Полина Агуреева), когда он ревнует ее, когда понимает, что и она любит его.

- Война закончилась 66 лет назад. Все эти годы в нашей стране снимаются фильмы о Великой Отечественной, причем далеко не всегда они получаются по-настоящему глубокими и сильными. Можно даже услышать: сколько можно эксплуатировать эту тему… В чем особенность "Жизни и судьбы"?

- Война - это, в первую очередь, жизнь людей в очень тяжелых жизненных обстоятельствах. Трудные, изматывающие, мучительные испытания и в тылу, и на передовой, и где-то там в верхних эшелонах власти, и в самом низу… И везде решается человеческая судьба. И этот вопрос судьбы человеческой, которая дана только один раз, и ценность этой человеческой жизни - она выпукло подается именно в таких обстоятельствах. Мне кажется, что Сергей Владимирович Урсуляк как раз именно на этом сосредоточил свое внимание.
А в этом смысле – сколько можно? Об этом только и нужно, об этом только и нужно. А не о красивых взрывах, не о правдивости входа пули в тело, не о какой-то красоте формы… Знаете, как бывает в некоторых фильмах: нацисты такие, наши такие – веселые молодые хлопцы, которые заражают с экрана дополнительным каким-то оптимизмом, независимо от того, что происходит с героями. Такая "глянцевость"… Это все отвечает каким-то совсем другим запросам, которые лежат совсем в другой зоне нравственности. И слава Богу, что я вижу, как здесь снимают - именно так, как… как я чувствую. Поэтому мне кажется, что все правильно. Все будет нормально.

Сергей Маковецкий: "Эти съемки всю душу перевернули"

Только что завершилась съемка сложной сцены телесериала "Жизнь и судьба": Виктор Штрум встречает свою жену Людмилу около госпиталя. Она узнала, где искать ее тяжелораненного сына, и собирается срочно ехать к нему. Штрум сочувствует ей всем сердцем. Мы попросили Сергея Маковецкого рассказать о своем герое.

– Очень интересная роль, очень интересный характер Штрума Виктора Павловича. Люди такого склада ума – они, с одной стороны, фанатики своего дела, а с другой стороны, нетерпеливы к близким своим. А когда власть с ними заигрывает – тоже ведь очень сложная ситуация.
Гениальный ученый. Ну, гении тоже иногда совершают неблаговидные поступки. Но другого качества. Он – сложный человек.

Сложный человек. Нетерпимый. И, как правило, это отражается на самых близких людях. Он любит свою супругу, но он влюбляется и в другую женщину. Это очень сложно. Здесь уже и любовь, и жалость. В фильме будут закадровые монологи, когда он смотрит на свою жену, с которой они долго прожили. Сложные монологи. Когда он вдруг открывает для себя: что в ней могло мне нравиться? Любовь это или жалость? Очень сложные человеческие размышления, свойственные не только профессорам и гениальным людям. Это вообще свойственно живому человеку. Нормальному человеку. Свойственны вот эти эмоциональные всплески…

А звонок Сталина? Это нам сегодня легко говорить: подумаешь, позвонил. Но даже сегодня, когда тебе звонит человек, занимающий высокую должность, с какими-то хорошими словами… О, черт возьми, что-то происходит внутри! Вроде бы и не хотелось бы, а происходит. Я не могу сказать, что задирается нос. Нет. Но какой-то такой импульс, немножко повышается самоощущение – секундно! А Штрум… во-первых, это было в тот момент, когда у него гибло дело. И здесь – поддержка вождя. Но вот, видите, как он сразу посмотрел другими глазами на тех же людей, которые его мучили. Он стал к ним более благородно относиться, он их стал даже жалеть. И я призываю зрителей не вешать знаки. Потому что сегодня настолько стерто само это понятие – что хорошо, а что плохо. Единственное, что? В нем есть достоинство и честь. Есть.

Я прекрасно понимаю Сережу Урсуляка, нашего замечательного режиссера, удивительного режиссера. Я понимаю, что все линии невозможно снять. Но есть главное в этом – письмо матери, которое читает Штрум. Конечно, это невероятно. Это съемки, которые переворачивали, вот всю душу перевернули. Само письмо, я не мог его читать спокойно, так же, наверное, как и вы, и все… я не мог его читать спокойно. Когда началась война, она оказалась на оккупированной территории, в гетто. Она прощается с сыном. Она просит у него прощения. Она умоляет его беречь себя. Это письмо очень сильного человека, очень сильной женщины. В этом письме - качество человека. Люди, находящиеся в очень страшных обстоятельствах, люди тогда умели сохранить достоинство. Хотя вроде бы, да, все обстоятельства против того, все для того, чтобы человек превратился в животное и в ничтожество. И все-таки очень многие сохраняли достоинство.

Лика Нифонтова: "С мужем-режиссером работать трудно"

Лика Нифонтова играет в фильме "Жизнь и судьба" Людмилу, жену физика Виктора Штрума. Актриса рассказала, чем эта роль дорога ей, и почему трудно работать с мужем-режиссером.

- Людмила – одна из главных героинь фильма, чем она интересна вам?

- Моя героиня – очень сложная женщина. С одной стороны, очень неудобная. Очень резкая, ершистая, непокладистая. Но при этом – она сильная, она очень стойкая, она любящая. Очень типичная ситуация у нее, когда сын от другого человека, когда муж невнимателен, занят своей важной работой. Она его при этом любит. Когда она чувствует, что муж не очень любит, как ей кажется, ее сына. Когда происходят трагедии одна за другой в ее жизни, и она очень стойко переносит это все. И вот сочетание неудобного человека, резкого и в тоже время очень душевного и очень чувствующего – это самое важное было, что мне хотелось здесь сделать. Получилось или нет – это не мне решать. Мне было очень интересно играть эту роль. У меня сегодня последний съемочный день, и я, наверное, никогда так тяжело не расставалась с ролью. Видите, я еще в гриме, в ее одежде стою, мне как-то не хочется ее снимать, хочется как можно дольше в ней находиться. На самом деле это самое интересное для актрисы, когда неудобно, когда нелегко. Это самое интересное в нашей профессии.

- Как вы думаете – зачем сейчас мы снимаем фильмы о войне, выплескиваем на публику эти страшные потери, это несчастье?

- Вообще, работа души – это важная вещь. К сожалению, мы стали, – зрители, и я, в том числе, мы все, – мы стали себя беречь. Наверное, потому что мы думаем, что в нашей жизни и так хватает сложностей. Но наши папы, мамы, деды, бабушки – наши родные пережили такое горе, что, слава богу, мы даже представить себе не можем, что это такое. И мы должны хотя бы через экран, хотя бы на секунду ощутить, что они испытывали, понять, как им было тяжело, чтобы душа заработала, чтобы чувства заработали.

Да, нам легко смотреть легкое кино, комедии. Они тоже должны быть. Но необходимо, чтобы у тебя работали голова, душа, сердце. И ты должен что-то с собой делать. Как ребенку надо обязательно показывать мультфильмы хорошие, настоящие, где происходят какие-то настоящие хорошие ситуации, чтобы он заплакал. Потому что это все жизненный опыт – маленький, для ребенка, опыт. А для нас просто необходимость. Иначе мы становимся пробирочниками. У нас нет корней. Мы все немножечко такие – как в пробирках живем. Мы ничего не знаем, ничего не чувствуем, боимся себя сбить. И теряем самое главное! А когда ты подключаешься к какой-то жизненной ситуации, ты думаешь, господи, как хорошо – все беды, все мои, как тебе кажется, несчастья, они становятся смешными по сравнению с тем, что испытывали наши родные. Мне кажется, это просто необходимо такие фильмы снимать, просто необходимо.

- Лика, а трудно ли работать с мужем-режиссером?

- Да, банальный вопрос. Мне трудно, мне трудно. Но, то ли с опытом нашей совместной жизни, как-то он полегче стал ко мне относиться, как-то поспокойнее сейчас. Хотя, конечно, мне очень хочется его не подвести. Может быть я здесь очень сильно была занята ролью и не совсем обращала внимание на все остальное. А когда я работаю без него, я занимаюсь только своей ролью. Только тем, чтобы мне хорошо, точно все сделать. Здесь я еще болею за общее дело, мне так хочется, чтобы у него все получилось. Вот. Ну, а в этой работе то ли роль была очень тяжелая, то ли как-то он уже успокоился. Но стало полегче.

Полина Агуреева: "Этот фильм стоит смотреть, чтобы понять что-то в себе"

Полина Агуреева завершила озвучание роли Жени Шапошниковой. Она рассказала о своей роли, о том, каким сегодня может быть фильм о войне, о съемках "Жизни и судьбы".

- Мне кажется, это очень ответственно – играть про войну, особенно сейчас, когда в общем все прекрасные фильмы о войне уже сняты – "Отец солдата", "Они сражались за родину", – а новый язык для того, чтобы как-то переосмыслить войну, еще не придуман.

За тему войны нельзя браться ни в кинематографе, ни в литературе, ни в театре, если ты не чувствуешь ее глубоко. А Сергей Владимирович Урсуляк, я думаю, имеет на это право, он по-настоящему относится к этой теме, очень честно.

Мне кажется, режиссер каждый сам для себя отвечает на этот вопрос – нужно ли снимать фильм о войне. Но мне кажется, что Сергей Владимирович скорее хотел не о войне снять фильм, а о человеке на войне. Потому что и роман "Жизнь и судьба" не совсем книга о войне. Это книга о судьбах человеческих, да, которые как-то корежатся, меняются, возрождаются, потом наоборот падают… И война – это очень большое, основное событие, которое влияет на их судьбы. И я думаю, только в этом контексте можно снимать фильмы о войне – если ты хочешь сделать про человека.

- Что происходит в судьбе вашей героини, Евгении Шапошниковой?

- Она – запутавшаяся женщина. В своих ощущениях, чувствах. Запутавшаяся между тем, что ей хочется и тем, что она должна сделать. Между долгом и жизнью. В общем, не цельный такой персонаж. Вот ей война и события эти роковые ей ничего не дали. Скорее она все потеряла, благодаря этим событиям.

- Но все люди потеряли из-за войны очень многое…

- Нет. Многие люди приобрели. Потрясения эти, если их как-то осмыслить, могут возвести тебя на новую высоту. Если ты цельный человек. А если не цельный, то потрясения тебя рушат. Вот и мой персонаж – она из породы тех людей, которых потрясения не облагораживают, не делают цельнее, а наоборот разрушают. Что-то в них, значит было что-то неправильно устроено… И она остается ни с чем. Она одного не долюбила, а перед вторым не донесла долга. Мне кажется, жизнь этого не прощает. Она всегда за это мстит. Потому что за все, что ты сделал в этой жизни, ты несешь какую-то ответственность.

Бывают такие события, как, например, война, когда ты должен нести крест. Это очень тяжело бывает, но с этим ничего не поделаешь. Нужно его нести. Вот для меня Женя Шапошникова как раз тот человек, который и не смог донести свой крест.

- Полина, в предыдущих фильмах Сергея Урсуляка вы пели. А в "Жизни и судьбе" будут ваши песни?

- А почему они должны быть? То есть я пою романсы не потому, что я надеюсь, Сергею Владимировичу нравится, как я пою. А потому что этого требует сценарий, роль. В одном фильме я играла певицу, поэтому пела. В другом… не знаю, почему я пела. И вообще, мне кажется, достаточно неприлично в каждом фильме петь. Как-то очень уже ожидаемо. Я очень люблю петь, очень. Но я не считаю, что хорошо пою, я всем говорю, что не хорошо пою, а хорошо вздыхаю, когда пою. По-моему, это все-таки разные вещи. И я не считаю себя ни в коем случае певицей, и у меня нет голоса, и никогда этим не занималась. Но петь я очень люблю!

- Как вам работалось на съемках?

- Сергей Владимирович уникальный в работе человек тем, что у него всегда потрясающе хорошая атмосфера на площадке, во всяком случае я никогда не встречала такой прекрасной, ироничной и дружеской и при этом очень рабочей атмосферы. Конечно, это зависит от него. Ну, во-первых, он безумно остроумный человек. Это такой редкий талант. При этом он очень честный по отношению к работе человек. И вот это вот сочетание дает удивительную атмосферу. И просто у него работают всегда прекрасные люди. Гримеры, костюмеры, они всегда очень ответственные, очень творческие, дотошные. Я вообще люблю людей, которые фанаты своей профессии.

- А с актерами, которые играли роли Крымова и Новикова, – с Александром Балуевым и Евгением Дятловым?

- Вы знаете, с Балуевым очень смешно работалось. Потому что мы с ним встречались ровно два раза. Просто он весь фильм меня вспоминает, а сцен на самом деле у нас было очень мало вместе. И с Женей Дятловым тоже мы хорошо работали. Я их очень ценю – это люди, с которыми можно договориться, очень бережные к партнеру и просто очень хорошие люди.

- Какие у вас ожидания от фильма "Жизнь и судьба"?

- Мне кажется, любой хороший фильм стоит смотреть, чтобы понять что-то в себе. Не про время, не про персонажей, не про Гроссмана, не про Сергея Владимировича Урсуляка… Хорошее произведение – оно задает тебе много вопросов. Вообще-то люди живут благодаря вопросам. И вот этот фильм – он будет непростой, это не развлекательный фильм – это фильм со сложными вопросами. Но я очень надеюсь, что есть все-таки люди, которые хотят себе задавать сложные вопросы.

- В этом фильме много таких моментов, когда невозможно сдержать слезы…

- По-моему, это прекрасно. Если так получилось, то это счастье – так хочется переживать и потрясаться. Это значит, что ты живой, это дает катарсис – и кроме искусства, ничто не может это дать. Помню свои детские ощущения от фильма "Отец солдата" – свое неподдельное, настоящее горе. Мне казалось, что я умираю... Я очень ценю эти ощущения в своей жизни. И я хочу их повторять. Потому что когда эти ощущения от искусства – а не от жизни, не дай бог, – то они, конечно, дают просветление и возможность двигаться куда-то дальше.

Друзья!

Если Информация, которую Вы получили, благодаря обращению к Сайту "ИСТОРИЧЕСКОЕ КИНО", оказалась полезной, Вы можете внести свой вклад в дальнейшее развитие ресурса. 

Для этого достаточно всего лишь кликнуть по рекламным баннерам, размещенным на ГЛАВНОЙ СТРАНИЦЕ Сайта "ИСТОРИЧЕСКОЕ КИНО" в левом нижнем углу. 

Спасибо! И надеемся, что Вы еще не раз обратитесь к материалам Сайта "ИСТОРИЧЕСКОЕ КИНО".

Просмотров: 1770 | Добавил: DmitryVKuznetsov | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2019